Удивительная история: «Моя соседка по палате в роддоме была бледной и тихой…»

В роддоме я делила палату с молодой – на вид лет 25 – девушкой.

Она практически не вставала с постели, разве что в туалет. К моему удивлению, ей не назначали ни капельниц, ни каких-то препаратов. Как-то утром, медсестра вкатила к нам аппарат УЗИ, а следом зашел хмурый врач, который сразу перешёл к делу:

– Давай-ка, Ольга, проверим, что тут у нас.

Та кивнула. Врач провел процедуру и изрек:

– Так, 1.1 мм.

Я не сильна в этих делах, но, по побледневшему лицу соседки, поняла, что диагноз явно неутешительный. Девушка посмотрела на доктора и с воинственным видом сказала:

– Нет, Петр Алексеевич, я не стану, я не буду…

– Вот еще, буду не буду. Развели детский сад. Я же предупреждал, что, если шов разойдется, ты попросту умрешь. Ну предупреждал же? – закипал врач.

– Предупреждали, — прошептала она, смахивая слезинку.

Когда врач вышел, я принялась успокаивать свою расплакавшуюся соседку. Оказалось, что это уже четвертая беременность. Первые две были неудачными: в результате кесарева сечения, на сроке 30 недель, родились слабенькие детки, которые не смогли выжить. А вот третья беременность вообще оказалась внематочной и девушке удалили трубу.

Затем было длительное лечение и поездки по Святым местам. И вот еще одна долгожданная беременность. Однако рубец от кесаревых сечений был очень уж тонкий – буквально миллиметр отделял малыша от этого жестокого мира.

Врачи настаивали на срочной операции, а хрупкая мамочка не давала согласия, и практически все 9 месяцев пролежала в кровати.

– Если шов разойдется, то у докторов будет только несколько минут, на то, чтобы спасти мать, – пояснила она мне.

Через 12 дней Ольга схватилась руками за низ живота и пожаловалась:

– Что-то так сильно жжет…

Прямо на моих глазах по простыне стало медленно расплываться огромное кровавое пятно. С крейсерской скоростью, совсем не присущей для моего состояния, я полетела на пост.

Когда соседку увезли в операционную, я достала из-под подушки Ольги икону, которой она истово молилась каждый вечер.

– Помоги же ей, Господи, — рыдала я, вглядываясь в Святой лик.

Понятно, что обхода я ждала, как дети ждут Новый год.

На мой вопрос врач ответил:

– Да, операция была действительно сложная, рубец расходился просто под руками. Она потеряла много крови, но это все исправимо. Час назад ее перевели в обычную палату. А дочурка – просто прелесть, осваивается в нашем мире и ждет встречи с мамой.

Я подошла к иконе, по-детски сказала «спасибо» и попросила доктора отнести реликвию своей новой подруге.

Вот такая волшебная история. Делитесь с друзьями – пусть тоже верят в чудеса!

Удивительная история: «Моя соседка по палате в роддоме была бледной и тихой…»