Аня вела себя в роддоме так, будто на расстрел идет… Кричала, что не может видеть «этого ублюдка» и просила его забрать…

После трудных родов я попала в отделение патологии…

Строгий, практически армейский, режим не мешал мне постоянно бегать в детское отделение, чтобы взглянуть на малыша. Хотелось побыстрее оказаться дома, чтобы быть с ним каждую минутку, а не только в часы кормления. А вот у моей соседки по палате все было с точностью наоборот.

Забеременела она в 17 лет, в результате жестокого изнасилования группой молодых парней. Тогда девушка потеряла не только девственность, но и желание жить дальше. После того, как Аня – так звали мою соседку – узнала о том, что ждет ребенка, последовала попытка суицида.

А в роддоме девушка вела себя, как на расстреле. Она не хотела смотреть на дочь и требовала: «Уберите от меня ублюдка! Не хочу ее, не хочу!»

Малышка доверчиво смотрела на мир, агукала и улыбалась. Она, в отличие от меня, не знала, что ее мама хочет оставить ее в роддоме.

Все мои попытки переубедить Аню оканчивались полным провалом. Девушка просто сжимала губы и отворачивалась к стене. Я же продолжала твердить: «Не бросай крошку. Она же не виновата».

Кстати, родители Ани тоже не собирались забирать «дитя насилия». Меня одолевали тревожные мысли, которые в скором времени подтвердились – соседка покинула роддом и свою дочь прямо в тапочках и халате. Я бегала к девочке, стараясь делить ласку между собственным ребенком и этой, брошенной на произвол судьбы, малышкой.

Когда настал долгожданный момент выписки, пошла попрощаться с Машенькой – это имя я дала ей интуитивно, полагая, что сиротке поможет энергия сказочного персонажа – и вдруг поняла, что просто не смогу бросить ее одну, в этом жестоком мире. Медсестры сообщили, что девочку отправляют в дом малютки, откуда начнутся ее скитания по детским учреждениям.

Муж и родители, прибывшие забирать меня из роддома с цветами, конфетами и шампанским, выслушали мой сбивчивый рассказ вполне спокойно. Мой любимый немного помолчал, а затем сказал: «Ну что ж, значит, теперь у меня не только сын, но и дочка».

А еще через месяц мы снова вернулись в роддом с пакетом документов, цветами и шампанским. Провожать Машеньку в новую, счастливую жизнь, вышел чуть ли не весь персонал детского отделения.

С тех пор, прошло чуть больше 20 лет. Машенька выросла, закончила институт и вышла замуж. В нашем доме царит мир, любовь и согласие. А эти строки я пишу на огромном эмоциональном подъеме. Вчера моя любимая доченька сообщила нам о том, что ждет своего первенца.

Дорогие женщины! Пути Господни неисповедимы! Возможно, ваше счастье находится рядом, и вам просто нужно подойти, улыбнуться, взять его на руки и приложить к груди.

Делитесь этой историей со всеми – пусть тоже верят в чудеса!

Аня вела себя в роддоме так, будто на расстрел идет… Кричала, что не может видеть «этого ублюдка» и просила его забрать…